Интересный рассказ о "свежем взгляде" на проблему.


Всегда так бывает, что когда в трудовой коллектив приходят сотрудники с мотивацией - всегда будет результат.

Вот прочтите:


Три закона боготехники

Ответственный директор компании «Рашен Роботс» Сергей Березин, щурясь, смотрел на ведущегоэксперта отдела программирования Ирвина К. Доулинга. Взгляд его то и дело соскальзывалв лежащую на столе бумагу.

– Какого черта вы себе позволяете?
– Я хочу уволиться.

Березин улыбнулся, аккуратно разорвал бумагу на множество мелких клочков и гневно произнёс:
– Вы думаете, я пойду на поводу у ваших прихотей? Продолжайте работать!
– Наша работа – мартышкин труд. Поставленная перед отделом задача не имеет решения!

Подпишите заявление и катитесь к черту вместе со своей ГРО.
Березин встал из-за стола, нависая над Ирвином всем своим двухметровым ростом.

– Вы понимаете, что после этого вас не возьмет на работу ни одна приличная компания?!Ни российская, ни западная! Я вам это устрою!
– Буду писать прикладные программы для восточных партнеров. Как-нибудь проживу.
– Ирвин, побойтесь Бога. Вы срываете огромный контракт, в результате вашего своеволия пострадают многие люди. А Россия будет отброшена в роботехнике на двадцать-тридцать лет.
– Я не верю в Бога, – покачав головой, ответил Ирвин.
– Скажите прямо, вам платит «Ю.С. Роботс»? Мы готовы перебить их ставку. Сколько вы хотите?
– Нет, – твердо сказал программист.

Березин понимал, что Ирвин уйдёт, и никто его не сможет остановить. Россия – не Северная Корея и даже не США с их долгосрочными контрактами, по существу заключающими работника в кабалу.Если специалист хочет уволиться, его ничто не способно удержать.

Особенно если это иностранный специалист. Ирвин К. Доулинг был последним из восьми заокеанских специалистов, работавших в отделе программирования «Рашен Роботс». Остальные семеро оставили компанию в течение прошедшего месяца, мотивировав своё увольнение невозможностью решения поставленной руководством задачи. Увольнение последнего специалиста такого уровня на корню подрубало текущую программу корпорации и ставило на карьере Березина жирный крест.

– Я не уволю вас! – заявил Березин.
– В России существует трудовой кодекс, согласно которому вы обязаны меня отпустить. Я могу дать вам телефон моего юриста, пообщайтесь с ним на досуге.
– Согласно трудовому кодексу вы обязаны сообщить об увольнении за две недели, чтобы руководство компании имело возможность нанять на ваше место другого специалиста.
– Господин Березин, вы же прекрасно понимаете что специалистов, способных адекватно описать поставленную задачу в России просто не существует. Что толку держать меня ещё две недели, когда сама концепция ГРО – маразм.

Березин уселся в своё кресло и глубоко вздохнул. Сейчас он был на грани. Сергей умел контролировать свой гнев, загоняя его в глубь. Он посмотрел на Ирвина и тихим голосом произнёс:
– Мистер Доулинг, хотите пари?
– Пари? – переспросил Ирвин, и в этом была его ошибка.

Если бы он чуть лучше знал Березина, то в этот момент пулей вылетел бы за дверь и постарался бы убраться как можно дальше из города. Потому что прищур Березина, не предвещал ничего хорошего.

– Да, пари. Как я понял, вы считаете поставленную перед вами задачу не имеющей решения.Я приглашу специалиста с улицы… Нет, более того. Я приглашу студента одного из десяти российских ВУЗов, готовящих системных программистов. ВУЗ вы выберете сами, господин Доулинг.
Если этот студент в течение оставшихся у нас двух недель сможет построить алгоритм решения нашей задачи, то вы продолжите работать на «Рашен Роботс». А конкретно – подпишете десятилетний контракт, без права увольнения до его окончания.

– А если ваш студент не справится? – хмыкнул Доулинг.
– В таком случае «Рашен Роботс» выплатит вам премию в размере годового оклада, и не будет препятствовать вашему дальнейшему трудоустройству.

Ирвин К. Доулинг отчетливо хмыкнул. И сделал два шага вперёд.
– По рукам, мистер Березин. Деньги никогда не бывают лишними.
Они скрепили пари рукопожатием. Доулинг широко улыбнулся. Этой сделкой западный специалист был доволен. Березин, как обычно был невозмутим, по его лицу эмоции абсолютно не читались.

Спустя двое суток в кабинет Березина вошёл молодой человек весьма стандартной для российского студента наружности. Худощавый, какой-то измученный, но, тем не менее, с огоньком в глазах.Студента звали Олег.

– Добрый день, господин Березин, – произнес Олег, осматриваясь в шикарном директорском кабинете.
– Добрый день, господин Бондарев, – ответил Березин, оценивающе глядя на студента.
– Я буду говорить с вами от имени руководства компании «Рашен Роботс». Совсем недавно компанию,к нашему глубокому сожалению, покинул целый ряд иностранных специалистов.
В связи с этим некоторые направления нашей деятельности оказались оголены. В частности, это относится к отделу программирования.
В данный момент мы проводим конкурс на замещение вакантных мест среди студентов ведущих ВУЗов России. Вы прошли первичный отбор и на данный момент являетесь соискателем на место в нашей компании. Для того чтобы попасть в штат «Рашен Роботс»,вы должны решить предложенное тестовое задание – некоторую проблему, связанную со спецификой деятельности «Рашен Роботс».
Само по себе задание не сложное, но оно требует умения творчески мыслить и реализовывать эти мысли в виде работающих алгоритмов. На решение задания вам будет дана одна неделя. Если есть организационные вопросы, задавайте их сейчас, перед тем, как мы перейдём к технической части тестового задания.

– Можно поинтересоваться размером моей предполагаемой заработной платы? – первым делом спросил Олег.
– Окончательный размер заработной платы зависит от результатов решения вами тестового задания.Он может колебаться от пяти до тридцати тысяч евро. Вас устраивает такой вариант?
Олег сглотнул слюну и машинально кивнул.
– А тестовое задание оплачивается?
– Нет, но если указанное вами решение нам понравится, возможна разовая премия. Ещё вопросы есть? Не стесняйтесь, спрашивайте.
– Вроде нет.
– Тогда перейдём, собственно, к заданию, от которого будет зависеть ваше трудоустройство.
Березин нажал кнопку телефона и внятно произнёс:
– Пригласите, пожалуйста, мистера Доулинга.
Ирвин К. Доулинг вошёл в кабинет и без приглашения уселся в кресло напротив директора.

– Ведущий эксперт отдела программирования мистер Доулинг, – представил его Березин. – А это соискатель вакантной должности в отделе программирования господин Бондарев. Пожалуйста, господин Бондарев, присаживайтесь. Сейчас перед вами будет сформулирована техническая сторона тестового задания.

Олег опустился в кресло. Ирвин К. Доулинг тщательно спрятал усмешку и перевёл взглядна Березина.
– Компания «Рашен Роботс» в данный момент разрабатывает программу ГРО – глобальной роботизации общества, – начал Березин.
– У нас имеется оригинальный концепт робота, способного взять на свои плечи всю физическую работу и обеспечить россиян массой свободного времени.По проекту каждый робот будет обладать саморазвивающимся псевдоинтеллектом.
Кроме того,  роботы должны быть надежно защищены от случайной порчи, абсолютно послушны и безвредны для человека. С какими трудностями нам пришлось столкнуться в ходе решения этой задачи, сейчас расскажет мистер Доулинг.

Ирвин К. Доулинг широко улыбнулся.
– Изобретать велосипед в этом вопросе нам не пришлось. За основу были взяты три закона роботехники известного учёного и фантаста Азимова. «Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен какой-либо вред», «робот должен повиноваться приказам человека, если выполнение этих приказов не противоречит первому закону» и «робот должен защищать себя, если эта защита не противоречит первому и второму законам».

– А в чём возникла проблема? – спросил Олег.
– Третий закон реализовать было проще всего. Хотя изначально роботы просто отказывались работать. По их мнению, физический труд ведёт к износу составляющих робота деталей.Но мы ввели ограничение на срок, через который возможно полное нарушение работоспособности механизма, и всё нормализовалось. Со вторым законом было гораздо сложнее.
Требовалось в доступных для псевдоинтеллекта системе объяснить что такое «человек».

– Двуногое прямоходящее животное, обладающее разумом? – предположил Олег.
– А если этот человек – инвалид. И у него только одна нога. Или, вообще ни одной?
А если он поступает с точки зрения робота неразумно? К тому же под выданное вами определение попадают сами роботы. Что будет, если один робот станет считать другого робота человеком?

– Кх-кх, – Олег пристыжено опустил голову. – Как я понимаю, это и есть моё тестовое задание?
– Нет, – Ирвин К. Доулинг задумчиво постучал пальцами по подлокотнику кресла. – Это достаточно простая задача. Нудная, но всё-таки простая.
Нами написана программа, выявляющая на основании семидесяти трёх показателей, человек находится перед роботом или нет. Максимальные проблемы возникли, когда мы попытались программно реализовать первый закон роботехники.

– Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен какой-либо вред? – спросил Олег.
– Именно. Здесь имеются два подводных камня, с которыми мы уже сталкивались при решении предыдущих задач. Термин «человек» и понятие «вреда».
– А как же программа, которая «на основании семидесяти трёх показателей…»? – ехидно заметил Олег.
– Одно дело, когда человек находится прямо перед тобой и пытается отдавать тебе приказы.И совсем другое дело, когда он находится, например, около строящегося дома, а роботс пятнадцатого этажа выбрасывает строительный мусор.
Дистанционно распознать человек это или вовсе не человек за короткий отрезок времени крайне затруднительно.
– Понятно, – тяжело вздохнул Олег. – А с вредом-то что вышло.
– Вред, наносимый роботом самому себе, и вред, наносимый роботом человеку, несопоставимы.
Идеальный вариант – когда робот вообще не наносит никакого вреда человеку, но это, увы, невозможно. В нашем обществе достаточно людей, которым само существование роботов может нанести моральный вред.
Концепция вреда для человека так и не сформулирована. Представьте себе робота, который препятствует альпинистам, так как подъём в горы на его взгляд напрямую связан с риском для жизни. Или робота, который громит табачную лавку, потому что курение вредит человеческому здоровью. Представили?

– В общих чертах, – ответил Олег.
– Так вот, это ещё не всё. При полевых испытаниях выяснилось, что концепции трёх законов роботехники и саморазвивающегося псевдоинтеллекта несовместимы.
– А это ещё почему? – не понял Олег.
– Самостоятельное развитие интеллекта подразумевает динамические приоритеты, зависящие от опыта данного индивида.
Если наш псевдоинтеллект сделать полностью динамическим, то рано или поздно три закона уйдут в историю, как не соответствующие изменившимся приоритетам робота.
Если же три закона жестко привязать к основам мотивации псевдоинтеллекта, то это затормозит развитие робота, некоторые ситуации, связанные с риском для жизни человека не будут рассматриваться, что обесценит роботов в ряде специальностей.
Например, такой робот не сможет работать спасателем или инструктором экстремальных видов спорта.

– Господин Бондарев, ваше задание состоит в создании концепции алгоритма, который мог бы реализовать три закона роботехники в программном коде российского робота, – сказал Березин.
 – В вашем распоряжении все наработки мистера Доулинга и других программистов компании. Единственное ограничение – вы не можете снимать с этих материалов копии или выносить их за проходные – вы понимаете, эти материалы стоят денег.

– Естественно, господин Березин, – ответил Олег.
– Ещё вопросы есть? Если нет, можете идти работать.
– Хорошо, господин Березин.
– И удачи вам!

Когда Олег вышел за дверь, Ирвин К. Доулинг расхохотался.
– Думаете, у него получится?
– Это называется «свежий взгляд», – ответил Березин. – Человек со стороны способен объективно увидеть картину в целом, её слабые и сильные места.

– Этот «свежий взгляд» будет работать ровно двадцать минут, до тех пор, пока он не откроет наши наработки.
– Мистер Доулинг, как вы думаете, сколько времени необходимо, чтобы придти к концепции глобального открытия.
– Вся жизнь, – не задумываясь, ответил Ирвин К. Доулинг.
– А чтобы осуществить его, когда вся база уже имеется?
– В некоторых случаях несколько минут. Господин Березин, вы полагаете, это тот случай?
– Очень хочется на это надеяться.
В течение недели Олег деловито шарил по архивам компании, пытаясь разобраться в наработках«Рашен Роботс». Они касались программного кода, компоновочных решений, дизайна роботов,а так же многих вещей, отношение которых к роботехнике казалось весьма отдаленным.

Роботы оказались классическими – с двумя ногами, двумя руками и головой; вот только в высоту они не превышали пятидесяти сантиметров.
Питался робот от автономного генератора, заряжаемого от электрической сети. Погружаясь в детали, Олег день за днем все более приходил к мысли, что для того, чтобы просто разобраться в текущих делах потребуется гораздо больше времени, чем неделя. Олег уже был морально готов признать поражение, но на третий день Березин пригласил его к себе.

– Как движется дело?
– Пока глухо. Чтобы изучить и систематизировать тематические разработки, нужно не меньше года.
– Полагаю даже больше, – Березин достал из бара коньяк, разлил по стаканам и пододвинул один Олегу. – Только этого от вас не требуется. Ваша задача, молодой человек, предложить концепцию решения, а вникать в детали будут другие сотрудники. Они за это деньги получают.
Олег залпом выпил коньяк и закусил протянутой Березиным долькой лимона.

– Вы полагаете, общей концепции будет достаточно.
– Да. Если это будет красивым решением. Хотите, я вам расскажу, как появилась «Рашен Роботс»?
– С удовольствием послушаю.
– В начале XXI века мы назывались «РосГазТранзит» и занимались продажей российского газав страны Европы. Небольшая дочерняя компания Газпрома, о которой мало кто слышал. Помимо продажи газа нас интересовали всякие сопутствующие дела – компания была маленькая, надо было как-то крутиться.
И вот в один прекрасный день мы выиграли тендер на обслуживание нескольких секций российского газопровода в Восточной Европе. А это очень неплохие деньги. Единственная беда – приходилось много платить рабочим; стоимость трудодней в ту пору была немаленькой. И тут у одного сотрудника возникла красивая идея – заменить обслуживающих газопровод рабочих примитивными роботами.

– Без шансов, – тут же высказался Олег. – Это того не стоит.
– Это того стоило. Конечно, с газопроводом ничего не вышло. Профсоюзы начали стачку и мелкие диверсии, роботы выходили из строя раз в десять чаще, чем было запланировано, а кончилось это тем, что газопровод банально взорвали, свалив вину на наших роботов. Но согласитесь, идея была красивая?

– Красивая, – кивнул Олег.
– Именно поэтому мы начали заниматься роботами и стали одной из ведущих роботопромышленных компаний во всем мире.
Попробуйте сформулировать концепцию выданного вам задания, не особо углубляясь в частности.

В тот день они ещё долго проговорили, а уже на следующее утро у Олега появилась идея, которую он и обдумывал ближайшие дни. Красивая идея, правда, не без погрешностей. И когда отпущенный срок истек, Олег был готов предложить концепцию требуемого алгоритма.
Они собрались в кабинете Березина – Олег, Ирвин К. Доулинг, Березин и ещё несколько специалистов, заинтересованных в реализации проекта. Олег беспомощно огляделся в поискахкафедры, не обнаружил её, глубоко вздохнул и прокашлялся.

– Я хочу предложить вам концепцию алгоритмизации трех законов Азимова в приложении к профильному развитию программы ГРО.

Публика притихла.
– Начну с основополагающей проблемы, стоящей перед нами. Каким образом совместить самообучающийся псевдоинтеллект и некоторые базовые законы, служащие отправной точкой для создания управляемой роботехники? Я предлагаю разделить блок программного управления роботом на базовый блок псевдоинтеллекта и некую служебную зону, предназначенную для администрирования деятельности робота.
Для упрощения терминологии назовем эти разделы сознанием и подсознанием. Информация от сенсоров будет поступать к модулю «подсознание»и после некоторой обработки передаваться псевдоинтеллекту.
После того, как роботом будет принято то или иное решение, команда на осуществление деятельности будет передаваться «подсознанию», которое проверит это действие на соответствие законам Азимова.
Если предлагаемое роботом действие не противоречит законам Азимова, оно будет выполнено,в противном случае «подсознание» заблокирует действие робота.

– Можно вопрос? – со стула поднялся Ирвин К. Доулинг. – У нас были подобные наработки, они назывались проект «совесть». Единственное отличие – информация от сенсоров сразу поступала в зону псевдоинтеллекта, минуя «подсознание».
Это может значительно ускорить работу.

– Мистер Доулинг, разрешите узнать, почему этот проект не был доведен до конца?
Ирвин К. Доулинг вопросительно уставился на Олега, словно пытаясь понять, чего от него хочет этот выскочка. Потом медленно произнес:
– Мы не смогли создать описательную часть законов Азимова.
– А я смог, – спокойно сказал Олег. – Потрудитесь сначала выслушать доклад, прежде чем давать комментарии.

Ирвин К. Доулинг уселся на своё место, а Олег внимательно обвел взглядом присутствующих.

– Итак, приступим, собственно, к концепции алгоритмизации законов Азимова.
Первый закон гласит: «робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен какой-либо вред».
Как доказал в своих произведениях классик, вторая часть этого утверждения по существу равна первой. Ситуация из Азимова: робот, не способный действием причинить вред человеку, но способный сделать это бездействием решил убить человека.
Робот берёт большой камень, поднимается на крышу дома и, когда человек проходит внизу, бросает камень ему на голову.
Сил и возможностей робота хватит, чтобы остановить камень в полете,собственно изначально он и собирается так сделать, не причинив человеку вреда.
Первый закон не нарушен. Но во время полёта камня робот меняет своё решение.
Он решает не спасать человека,и тот умирает.

– Нам известен этот парадокс, – ровным голосом сообщил Березин.

– В таком случае, я собираюсь его опровергнуть, – улыбнулся Олег.

По залу прокатился гул изумления.

– Существует ситуация, в которой робот даже с облегченным первым законом не способен умышленно причинить вред человеку.
Это когда робот не знает о существовании человека. Механизм реализации этого действия таков. Подсознание получает информацию об окружающем мире и анализирует её на предмет наличия там человека.
Существует подпрограмма, на основании семидесяти трех показателей определяющая человека. Псевдоинтеллект будет получать данные только о тех объектах, про которые подпрограмма сказала, что это «не человек».
А все данные об объектах «человек» заносятся в отдельный буфер, и каждое действие робота «подсознание» проверяет на предмет нанесения вреда жизнедеятельности человека.
Первый закон Азимова реализован.

– Кхм-кхм, интересная трактовка, – улыбнулся Березин. – Но если робот не знает о существованиичеловека, то как вы намерены реализовать второй закон?

– Ключевое слово, – Ответил Олег. – Когда человек произносит определенный ключ, «подсознание»на него реагирует и передает псевдоинтеллекту устойчивое желание выполнить просьбу человека.Алгоритмизацию же третьего закона мистер Доулинг сообщил неделю назад.

«Подсознание» просчитывает, как скоро будет нарушено функционирование робота и, если этот срок превышает гарантию, то игнорирует причиняемый роботу вред. Мистер Доулинг, теперь вы поняли, чем моя концепция отличается от проекта «совесть».

– Полагаю, он понял, – ответил за Доулинга Березин. – И горит желанием продолжить сотрудничествос нами в течение следующих десяти лет.

Спустя полгода первая модель робота с псевдоинтеллектом прошла полевые испытания.
Программное обеспечение работало без сбоев, робот надежно контролировался законами Азимова.

В самом конце испытания Ирвин К. Доулинг, проверяя возможности псевдоинтеллекта, произнес ключевое слово:
– Человек.
Робот повернулся в сторону Доулинга и застыл, ожидая приказа.
– Скажи мне, кто я такой?
Робот на секунду задумался, потом произнес два слова:
– Ты Бог.

На воскресенье Ирвин К. Доулинг взял отгул.

– На пикник собрался? – спросил его Березин, подняв голову.
– В церковь. К баптистам.
– Ты же не верил в Бога? – удивился Березин.
– Теперь верю, – сообщил Доулинг.
– Если при реализации законов Азимова мы пришли к концепции Бога, почему этого не мог сделать кто-нибудь другой? Тот, кто создал людей.
Д. Шорин




Комментариев нет:

Отправить комментарий


Карма